April 6th, 2020

avatarLJ

Белый Бим Черное ухо (1976)

Впервые посмотрел целиком от начала до конца, выпив за здоровье обрывочных детских воспоминаний, которые, как оказалось, и теперь живее всех живых. Три часа душераздирающего социального хоррора о личностных изоляциях в позднесоветском обществе — тех самых, что приводят к почти карикатурным (при зачастую смехотворности повода) конфронтациям с ревностными разнесениями по углам ринга.

Двуполярный мир фильма делит всех людей на два неравных лагеря: безропотных доброхотов-старков и малочисленных крикливых ланнистеров. Первые носятся с заглавным героем, забыв обо всем на свете, вторые при одном виде возбуждаются до полицейского визга. Принадлежность каждого к соответствующему дому распознается односекундно — по выражению лица и тембру голоса. Интересным в этом плане представляется момент фракционной идентификации самого зрителя: к чьей когорте отнести лично себя в терминах фильма, я бы, например, определить затруднился.

Фильм безотносительно прошлых заслуг режиссера хочется назвать злым и несдержанным именно в плане шахматного размежевания на белых и черных — а ведь сделано это с вполне очевидным замахом на обобщение. Лучшие советские авторы (и Ростоцкий, вне всяких сомнений, по крайней мере, какое-то время находился в их числе, а конкретно это отнюдь не лучшая его работа) обходились в кино без настолько старческого заигрывания с ярлыками и стереотипами, использования прямолинейщины запрещенных приемов. В качестве уже российского аналога почему-то тянет привести "Ворошиловского стрелка" Говорухина — там, кажется, ланнистеры уже были в позиционном большинстве, а целомудренные и душевные старки отбивались спина к спине, пытаясь сохранить свой хрупкий мирок "не без добрых людей".