October 14th, 2019

avatarLJ

(no subject)


Или мы не знали, что за режиссер Тодд Филлипс.

Фильм то стерилен, то неприятен. Что хуже — предсказуем поэпизодно и целиком состоит из архивных клише, не донося ни единой оригинальной реплики. У точно так же не любимого мною нолановского аналога были хотя бы попытки (частично успешные — будем снисходительны) расшевелить зрителя фантастическим действом. Тот, правда, забивал аномальным пафосом — но это уже в другой кабинет.

Здесь же все загашено тщательной мусорно-крысиной безнадегой, от которой и на экран-то смотреть тошно. Очень любопытно, как два этих муторных, нелегких часа высиживают поклонники взрывчатых зрелищ, придя за сладостями и наевшись несолоно. Я смотрел фильм на дневном сеансе в будни, зал был печален и пуст — но в выходные, как можно видеть, дела обстоят на радость прокатчикам. Неужели эта беспросветная про-таксистская хмурь позволяет получить простое казуальное удовольствие?

Фильм опосредованно интересен своими шумными достижениями, подстилающими, во-первых, новую газетку под пьедестал циркового жанра (не ценим который, похоже, только мы втроем с Марти и министром культуры). А во-вторых, продлевающими модный, хоть и не новый тренд стилевого псевдо-взросления авторов низкого, почти полового искусства, вдруг ринувшихся в якобы серьезное кино. С другой стороны, я вспоминаю, как мне понравился лет пятнадцать назад «Красный дракон» Бретта Ратнера — тоже был внезапный выброс в творчестве посредственного комедиографа — и понимаю, что, в принципе, перспективы у тренда есть.

В общем, это тот самый эффект зеленой книги: шумиха огибает тебя как лежачий камень, сбрызнутый антидождем, ты в недоумении выходишь сухим, вокруг льются волны всеобщей нежности. Хочется не стоять в стороне, быть со всеми, а маску сухости бросить в урну. Но то ли маска нарисованная, то ли урны рядом нет.