miant (miant) wrote,
miant
miant

"Край", Россия, 2010, реж. Алексей Учитель

 Настраиваясь на просмотр рекламируемого отечественного кинопроекта, подобно многократно разведённому лоху шёпотом призываешь добрых духов, уповая на давно забытое чудо.
Вплоть до прошлого года оправданием серийных провалов того, что сходило с конвейера русских бракоделов, служило отсутствие громких имён в режиссёрских креслах. Незнакомые фамилии, вписанные в титры, смачно рвали в клочья нижнюю долю оценочной шкалы, выхватывая из рук друг у друга позорную майку плетущегося в самом хвосте. Неудачи молодых да скорых подкрепляли ленивую надежду, на тех, кто зарекомендовал себя хоть какими-то творческими достижениями. Но год 2010 мало-помалу сточил и её. Весной по уши вымочив в "Предстоянии", осенью доводит до "Края". В приличном обществе, вероятно, так говорить не принято, но из фильмов Алексея Учителя я видел одну только "Прогулку" — и тогда, семь лет назад, был ею уверенно очарован. Однако ожидания повторения былого простора и искренности той солнечной "улыбки по-питерски" мёртвым грузом легли на мерзлую почву угрюмого послевоенного лихолесья, где не нашлось места ни единому нормальному герою. Населённый цедящими сквозь зубы тупыми обрубками человеческих характеров, этими цыкающими-гыкающими клопами в банке, не умеющими сложить и одного целого предложения без междометий злобы, посёлок с вычурным логотипом "Край" встречает нелюбимого зрителя мстительным зловонием псевдо-человеческих страстей и плевками искорёженного неправдоподобия. Здесь ссыльные враги народа живут сами по себе, без особого присмотра со стороны советской власти, вяло перетаскивая с места на место ненужные родине брёвна, всласть воруя, гуляя и сально обсуждая соседские перетрахи. Здесь вернувшись с фронта, можно смело и безнаказанно устраивать гонки на паровозах по встречке, плевать на долг и ответственность, крушить ценное имущество, потакая личным индивидуалистским прихотям. Здесь на речном острове в лесу на протяжении четырёх лет — не одичав и даже не ведая о войне — втайне от всех удаётся выжить интеллигентной немке, а приезжающий в финале представитель кровавой гэбни (один, без отряда!), глотнув, построив, наорав, пристрелив, получает спидометром по лбу, чтобы, очнувшись без памяти, укатить по снегу на велике под всеобщее улюлюканье. Махровая дурь струится с экрана в русле развенчания последних уцелевших представлений о людях, переживших войну, вытравливая из современного зрителя запоздалые капли симпатий к советскому прошлому и подметая пол хвостом перед ценной оскаровской перспективой. Но почему тогда всё это проделано словно из-под палки? Где кураж властителей дум? Где азарт творца, дорвавшегося до выстраданной темы? И где же, чёрт побери, хоть какая-нибудь художественная убедительность?
Оценка 2 из 10
Tags: В кино, Наше
Subscribe

  • (no subject)

    Давным-давно в чьей-то рецензии на вансэнтовский римейк "Психоза" вычитал, что Хичкок у себя в открывающей сцене якобы очень хотел влететь камерой в…

  • The Woman in Question (1950)

    "...впервые в кинематографе одно и то же событие показано с точки зрения разных персонажей" (Википедия) Ох, расемон, расемонушка. Вот…

  • Wild Mountain Thyme (2020)

    А вот приятная новинка — возрастной сельский ромком про горный тимьян с Ирландией, диалогами и Эмили Блант. Его перевели как "Дикая парочка",…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments